История Ирины Белавкиной, которая искренне верила, что занимается Саентологией

Главная / Истории / История Ирины Белавкиной, которая искренне верила, что занимается Саентологией

В 2004 году через свою подругу Екатерину Салову я познакомилась с Маргаритой Овсянниковой, которая приехала к нам в город Ступино и попросилась пожить у меня, пока не снимет жилье. Пока Маргарита жила у меня, она рассказала про Саентологию, и что она одитор Класса IV. В качестве платы за проживание она предложила мне одитироваться. Это было интересно.

Через какое-то время, Маргарита предложила мне и Кате Саловой заплатить ей по 270 000 рублей каждой (это 2005 год, средняя зарплата в нашем городе 8-10 т.р.), и тогда за год мы станем Клирами. Когда мы ей объяснили, что таких денег у нас нет и даже не предвидится, она предложила взять кредит в банке. Я жила одна с сыном, без помощи бывшего мужа и моих родителей. Работала на 3 работах. Общий доход составлял порядка 10 000 в месяц. На зиму надо было купить теплые вещи и компьютер для работы из дома, но я решилась на кредит в банке. Когда Маргарита узнала об этом, то не отставала от меня до тех пор, пока не уговорила взять для неё кредит на 90 000 рублей, чтобы потратить их на покупку квартиры в пригороде. Сама она его брать не хотела, сказала, что пенсионерам не дают кредиты. Я потребовала, чтобы Маргарита прибавила проценты, которые я буду выплачивать банку, и общая сумма нашего устного договора составила 110 000 рублей. Отдавать долг Маргарита собиралась сессиями.

Честно сказать, я не следила, сколько часов мы с ней занимались – Маргарита самостоятельно вела учёт. Я лишь регулярно спрашивала, остались ли у меня ещё деньги на сессии, и Маргарита отвечала, что ещё достаточно, чтобы заниматься. Потому для меня стало неожиданностью, когда я узнала после очередной сессии, что уже занимаюсь в долг. На тот момент мой кредит ещё не был погашен, но настало время платить за сессии. Прерывать процессы я не могла – Маргарита убеждала, что останавливаться нельзя, – но и платить было не с чего. Жила впроголодь. На неделю покупала пачку гречки и килограмм огурцов. Сын кушал в садике и у бабушек..

Одитинг проходил в одной из комнат квартиры. Марго, используя е-метр с самодельными банками, проверяла метаболизм и иногда заставляла поесть, пить воду с солью или приседать. После слов «это сессия» проводила сессию (вроде ничем не отличающуюся от нормальной), заканчивала словами «конец сессии». Между сессиями Марго рассказывала много вещей, которые интриговали. Например, почему у людей мёрзнут ноги (упомянула какой-то ледяной куб и замолчала, сказала, что рано ещё знать). Рассказала про то, что за тело человека отвечает генетическая сущность, которая порядком ниже тетана, но именно она растит тело и задаёт ему форму, и что эту сущность тоже надо одитировать. Рассказала, что мы на Земле – это «точка видения» тетана, и что тетан может занимать несколько тел одновременно. Детально ничего не объясняла и откуда были взяты эти данные тоже не говорила.

Результаты, как мне казалось до определенного момента, были замечательные: я нашла хорошую работу (после развода с мужем была в плохом состоянии), стала увереннее в себе. При этом вела себя, как и прежде: гуляла, пила (но не ближе 24 часов до сессии), не занималась сыном. Он практически всё время жил у бабушек, потому что я тайком от близких ездила одитироваться, мне было некогда и приходилось врать родителям, где я бываю. У меня было недоверие к Марго с самой первой встречи, но я доверилась своей подруге Кате, подумав, что ошибаюсь и придираюсь к Маргарите.

В одной из сессий (пока Маргарита ещё жила у меня) у меня заболел живот, во время разговора о моём дедушке, который умер много лет назад. Маргарита прямо в сессии высказала предположение, что мой сын – это перерождение моего умершего дедушки и, по-видимому, так и записала это в мою папку преклира. Я ничего не могу сказать об этой её оценке в сессии, совсем не была уверена в таком предположении и с сомнением сказала, что возможно это и так. Тогда я не понимала, что давать такие оценки в сессии – это нарушение Кодекса одитора.

Там же в моей квартире Маргарита одитировала моих подруг Катю и Таню. Однажды я ушла в магазин, чтобы не мешать сессии подруги, но забыла телефон. Придя домой, увидела много пропущенных звонков от родителей. Потом с ними состоялся неприятный разговор. Оказалось, что на их звонки ответила Маргарита и сказала, что меня нет дома. Родители не поняли происходящего, и пришли ко мне домой. Маргарита занималась с Татьяной Тихоновой и когда открыла дверь, то поругалась с моими родителями. В результате родители поругались со мной – они были испуганы тем, что увидели в квартире незнакомую пожилую женщину, когда меня не было дома. Маргарита с Таней не сказали мне об этом ничего, и я узнала обо всём от родителей. Когда я спросила Марго об этом случае, она заявила, что я ПИН-ствую от родителей и что им надо дать больше данных. Но мои родители ничего слышать не хотели, и были сильно сердиты. Эту ситуацию я улаживаю до сих пор.

Месяц спустя Маргарита переехала на съёмную квартиру, а позже купила квартиру в пригороде Ступино. В квартиру к Маргарите переехал её муж, Герман Овсянников. К ним в гости приезжали члены её группы. Руководитель Елена Лучкова – называла себя ОТ46. Её муж Николай Лучков – продвигал фильмы Сергея Стрижака из серии «Игры Богов» – смесь искажённой Саентологии с интерпретацией Вед, в которых он сам и снимался. Максим Лебедев – одитор этой группы. Его жена и преклир – Елена Лебедева. Лебедев позже ушёл из группы, поссорившись из-за денег с Маргаритой – речь шла про комиссионные, которые Маргарита должна была ему выплатить за меня, Катю Салову, Таню Тихонову. Об этом я узнала от Кати Саловой, когда они с Марго обсуждали этот момент. Как я знаю от Кати Саловой, Максим первый познакомился с Таней Тихоновой и привел её в эту группу. Таня привела Катю, Катя меня. Максима я узнала, только когда он приезжал к Марго в гости, но почему-то он хотел получить комиссионные и за меня тоже.

Первое время после сессий я чувствовала себя хорошо. Даже решила пройти у Маргариты курс «Квалифицированный саентолог Хаббарда», по книге, которую их же группа и выпускала. Маргарита сама всё вела, но обучена она была или нет – неизвестно. Примерно в это время я случайно услышала разговор Кати и Марго про Свободную зону. В ответ на мой вопрос, что такое СЗ, Катя ответила: «Ну, ты наверно знаешь, что мы в СЗ. Есть официальная церковь, которая узурпировала права на Технологию. Члены СЗ с этим не согласны». Почему и с чем именно они не согласны, я не поняла. Аргументом было то, что Технология должна быть доступна для всех, но сама Марго брала за услуги ту же стоимость, что и в настоящих организациях. Кстати после того, как нам стало известно, что Маргарита – одитор Свободной зоны, она рассказывала, что видела, как в Церкви уничтожались книги ЛРХ: «… все книги бросались на пол в середине зала, чтобы их уничтожить», но она успела некоторые из этих книг спасти и унести с собой. Так же она рассказывала, что работники Церкви толком не едят, спят на двухярусных кроватях и у них отбирают паспорта. Придя позже в церковь, я конечно увидела, что это совсем не так, но почему-то Маргарита сообщала нам эти данные.

Для прохождения курса КСХ требовался напарник, поэтому мы с Екатериной Саловой решили пройти его вместе. Курс проходил у Маргариты в двухкомнатной квартире,в комнате, которая прилегала к кухне. Во время ТУ мы сидели с Екатериной друг напротив друга, а Марго была супервайзером. Иногда Марго отлучалась на кухню: она готовила еду на обед и ужин или уходила разговаривать по телефону. В это время я и моя напарница отвлекались, так как очень пахло едой, а есть уже хотелось. Иногда я приезжала к Марго, когда дома был её муж Герман, который тоже называл себя саентологом. В разговоре с ним я иногда обсуждали мои взгляды на жизнь. С другим человеком я бы постеснялась обсуждать свои проблемы, и первый раз меня задело, что Герман знает, то, о чём я говорю с Маргаритой. Маргарите я доверила свои мысли относительно интимной жизни и при встрече Герман меня именно об этом и спросил. Тогда у меня появилась мысль, что Маргарита обсуждает с мужем то, что узнаёт от меня. Меня это не сильно тогда беспокоило, так как к Герману я относилась хорошо.

Одним из странных моментов для меня стало то, что Маргарита позиционировала себя как доктор. Она отучилась на курсах по использованию компьютерной программы, определяющей, что у человека болит. Нужно было сесть на стул, молчать, одеть наушники, подключенные к обычному компьютеру, в которых что-то щелкало. Я в сессии рассказала Маргарите, что у меня есть проблемы в женской сфере и после сессии Маргарита рассказала, что она обученный специалист по какой-то программе в лечении различных болезней. По словам Маргариты, через наушники простой компьютер сканирует моё тело и выявляет, в какой области у меня есть болезнь. После «сканирования» программа выдавала список болезней, и какие лекарства надо принимать. Я проходила такую процедуру один раз в неделю за 800 рублей, и каждый раз уходила с новым списком таблеток, которые продавались в аптеках.

В этих списках содержались наименования антибиотиков, иммуномодулирующих препаратов и чего-то ещё. Некоторых наименований аптекари не знали. Я заметила закономерность, если у меня хорошее настроение, то аппарат ничего не показывает, если плохое – то сразу в нескольких областях показывались болезни. Других взаимосвязей между тем, что «диагностировала» программа и своим самочувствием я не обнаружила. Таблетки я пила около месяца, меня уже подташнивало от них, и моя кожа пахла аптекой, пропал аппетит. В конце концов, мне надоело, что я никак «не вылечусь» и пошла к обычному врачу, у которого курс лечения составил 14 дней. Про антибиотики и иммуномодулирующие препараты я узнала от врача.

Ещё одним лекарем в группе был Николай Лучков. Он якобы разработал прибор, который, пропуская маленький ток через тело человека, убивал всех паразитов. Нужно было в две руки взять железные баночки, прикрепленные проводами к прибору, и сидеть с ними по схеме: каждый день по три раза, определенное время. Такой прибор мне за 700 рублей «по акции» продала Маргарита, сказала, что мне он будет полезен и хорошо рассказала его преимущества. По словам Марго, паразиты живут во всех людях и они о-о-о-о-очень маленькие. После одной процедуры они умирают, а из них вылезают ещё меньше и нужно делать вторую процедуру, и ещё раз третью и так далее, чтоб убить самых мельчайших паразитов. Я использовала прибор время от времени в течение 2-3 месяцев, потом надоело, так как изменений я не почувствовала, да и не знала что чувствовать, потому что не считала себя больной.

Как-то Маргарита рассказала, что для лечения организма надо пить препарат, содержащий хлорку. Этот препарат они покупали в своей группе СЗ. Нужно было пить его в течение 2 недель, сначала постепенно увеличивая, а потом уменьшая количество капель. Герман сдался на 2-3 день – его вырвало. Маргарита, по её словам, пропила весь курс. Я не согласилась в этом участвовать.

Была ещё одна показательная история. Я познакомила с Маргаритой своего мужчину, который познакомил с ней свою гражданскую жену Юлю. У нас получился «любовный треугольник», и мы хотели разобраться с этим. Маргарита предложила мне и Юле встретиться у неё. Максима на эту встречу Марго не пустила, сказала, что он не готов к такому. Мы пришли, и каждая из нас садилась за е-метр. Тот, кто сидел за е-метром, рассказывал всё что знает или думает о нашей ситуации. Мы говорили всё, что наш мужчина Максим говорил каждой из нас, что он делал. Та из нас, кто не сидела на е-метре, находилась рядом и слушала. При этом Марго показывала на стрелку е-метра, чтобы убедить нас, что другая не врёт. После этого мы ушли, и плохо стало каждой из нас. Мы созвонились с Юлей и решили напиться вечером. Этот процесс никому не помог, мы продолжали свои отношения, но теперь каждый из нас ездил к Марго на сессии отдельно.

Одним из последних моментов, который привел нас к окончательной ссоре, стало то, что Маргарита начала рассказывать нам сессии других преклиров. Она рассказывала, что говорила в сессии Юля про меня и Максима, про совместную жизнь Юли с Максимом. Когда я высказала предположение, что всё это Юля рассказывает в сессиях, потому что знает, что Марго передаст мне, Маргарита обиделась на меня прямо в сессии. Она не сконфронтировала этот разговор, изменилась в лице, чем подтвердила мою догадку, что она действительно передает информацию из сессий мне от Юли, Юле от меня, но только те моменты, которые сама считает нужным. Тогда я, во что бы то ни стало, хотела, чтобы Максим остался со мной. И в сессиях я специально говорила Маргарите какие-то обидные для Юли вещи, зная, что она передаст ей.

Каждая наша сессия становилась хуже – я уходила расстроенная и делилась этим с подругой, Катериной Саловой. Катя рассказала об этом Марго. Когда я приехала к Маргарите, та сказала, что мне плохо потому, что я не соблюдаю кодекс преклира: рассказываю о наших сессиях близким людям (Максиму и Кате). В одной из сессий Марго попросила меня уйти от Максима и оставить его Юле, с чем я не согласилась. Тогда Марго прямо в сессии сказала, что я стала намного хуже, чем была до встречи с Максимом. Хотя мы с ней познакомились, когда я уже встречалась с Максимом – своим будущим мужем.

Возможно, Маргарита действительно хотела мне помочь, но какими-то своими способами, а не Технологией ЛРХ. Она придумывала что-то своё, и выдавала это за точную технологию Саентологии.

Когда я окончательно рассорилась и перестала общаться с Маргаритой, глядя на ситуацию со стороны, мне видится такая картина: благодаря тому, что ей доверяют и рассказывают в сессиях всё, что есть на душе, Маргарита, взяла на себя право «управлять нашими судьбами». Например, давать только ту информацию, которую ОНА посчитает правильной или нужной, используя наше к ней доверие. В разговоре с Катей Саловой об этом, Катя стала защищать Маргариту, что она тоже человек и имеет право ошибаться. Я считаю, что предоставляя услугу, одитор обязан соблюдать все правила и предоставлять Технологию, четко придерживаясь правил, а не вносить свои коррективы.

Конечно, я почувствовала себя обманутой, крепко пожалела, что доверяла мнению подруги. В результате, я осталась с кредитом (ещё 3 года выплачивать), с проблемами на работе (так как не могла разобраться в личной жизни), в личной жизни был полный бардак, здоровье подпорчено килограммами таблеток, а главное – потеряно много-много времени. Я решила для себя, что больше заниматься у Маргариты не буду.

Несколько лет спустя, я узнала, что у Маргариты скоропостижно от рака умер муж, Герман. Она продолжает сейчас заниматься с Екатериной Саловой. Катя считает, что она сейчас на второй ступени.

В Церкви я ещё не получала услуги, так как делаю этическую программу. Но уже получала услуги у полевых саентологических одиторов Лилии Брага и Натальи Коротченко. Конечно, сравнивать нечего. С Лилей мы теперь дружим. Она ни разу не оценила меня ни в сессии, ни в жизни. Всегда давала книги, чтобы я сама могла прояснять слова или термины. А проходя курс по состояниям в миссии Битца (я сделала его за один день!!!), мне понравилось, что там ничто не отвлекает. Супервайзеры не навязывают своё мнение. Да и сразу чувствуется, что у людей цель ПОМОЧЬ, а не заработать на тебе.

Ирина Белавкина
10 августа 2016
г. Москва


© На данной странице представлены личные воспоминания автора истории, защищенные авторским правом. Текст истории и фото любезно предоставлены автором и публикуются с его согласия.


В тексте упоминаются: Овсянникова Маргарита, Лебедев Максим, Лучкова Елена, Лучков Николай

 
Новости

06 июля 2017
Все дальше по пути сквирелинга — Скрипнюк получает диплом психолога
Читать дальше...

02 июня 2017
Мост в Свободной зоне + марихуана — как ОТ48 Александр Шевченко достиг просветления
Читать дальше...

10 мая 2017
«Вам не нужно придумывать причин, чтобы расстаться... Вы можете выбирать разные условия игры (брак, любовники, друзья)... и ещё куча прелестей и вкусностей» — супервайзер Дмитрий Топорков замахнулся на институт брака и семьи.
Читать дальше...

Подписка на рассылку

Для получения обновлений сайта на е-мейл, подпишитесь на рассылку:

E-mail:


Свяжитесь с нами
Если у вас есть важная информация о деятельности членов Свободной Зоны или вам нужна помощь – напишите нам: info@freezonetruth.ru