История Валентина: Гусева Галина, «саентологические сказки» и «черствые хлебные корочки»

Главная / Истории / История Валентина: Гусева Галина, «саентологические сказки» и «черствые хлебные корочки»

Возможно, моя история достойна отдельной книги, однако я постараюсь изложить её в сравнительно небольшой сжатой статье.

Итак, в начале августа 2005 года моя бывшая жена Анжела дала мне прочитать книгу Дианетика. Книгу я прочитал за две недели, она произвела на меня сильное впечатление, появился интерес к одитингу. Спустя несколько дней к нам в гости приехали ее знакомые – Галина и Сергей Гусевы. Они рассказали мне о Саентологии. Мне тогда показалось, что «вот оно, это просто должно быть правдой», и мне захотелось испытать Саентологию на себе. Гусевы пригласили меня получить у них одитинг, и в конце августа я приехал в организацию Свободной зоны «Феникс» в поселке Савельево Московской области Истринского района.

Там Галина подробнее рассказала мне, что такое Саентология и предложила начать саентологический одитинг. Я заплатил ей 700$. На тот момент у них это было эквивалентно 100 часам одитинга.

Моим первым одитором был Николай Кудряшов, который одновременно работал в этой организации строителем. Одитинг у этого человека больше напоминал допрос. Совершенно обычным делом у него была практика сначала задать вопрос, а во время ответа оборвать меня, сказав, что ответ неправильный и дальше начать объяснять мне, что и как я должен ему отвечать. Кодекса одитора там не было и в помине. Излишним будет говорить, что такой одитинг оставлял только гнетущее ощущение подавленности. Кейс-супервизировала мой одитинг Гусева Галина. Я неоднократно в то время жаловался ей на то, что результатов особенных не ощущаю, но она говорила «все в порядке, Валентин, продолжайте одитинг».

Продолжать не хотелось, но я твердо решил идти до конца. Ведь то, что мне рассказывали о Саентологии, казалось очень разумным, хотя то, что я видел, никак не соответствовало рассказам Галины и тому, что было написано у ЛРХ.


Организация, которой руководит Гусева Галина, ранее находилась в Зеленограде и называлась "Феникс", но переехала в деревню Савельево Истринского района и поменяла название на "Савельево".

Когда оплаченные 100 часов закончились, Галина предложила мне обучаться у них на саентологических курсах и потом продолжить одитинг в обмен на хозяйственные и строительные работы по отделке ее дома. Следуя своей твердой жизненной позиции, я снова подумал «если уж пробовать, то до конца» и согласился.


Дом Гусевых

Первым моим курсом после этого был курс «Компетентный Саентолог Хаббарда». Все происходило в комнате на первом этаже двухэтажного дома. Из студентов тогда были только я и мой напарник, которым стал все тот же Николай Кудряшов. Супервизировала курс тогда Наталья Кондрацкая. На тот момент мне показалось, что все идет нормально — Наталья действительно пыталась добиться от нас какого-то понимания, пыталась помогать нам. Но спустя некоторое время Наталья сильно поссорилась с Гусевыми из-за того, что ей не были предоставлены обещанные курсы, в обмен на которые она и работала у них в организации. И Наталья уехала домой в Карелию вместе со своим мужем, который также на тот момент работал у Гусевых, выполняя строительные работы на тех же что и я условиях — в обмен на курсы и одитинг.

Далее супервайзером стала приехавшая к Гусевым на курсы Маневич Лидия из Новосибирска. По меркам Свободной зоны она была очень продвинутой в плане одитинга — находилась где-то на уровне ОТ16. Из ее работы мне запомнилось то, что во время супервизирования она грызла семечки в классе и занималась сама (читала буклеты и т.д.), обращая на нас мало внимания.

Под руководством Лидии я, тем не менее, завершил курс «Шляпа студента». Потом Лидия тоже уехала, и супервизировать курс дальше продолжила лично Галина Гусева.


Крыльцо

В 2006 году я под руководством Галины начал проходить курс одитора. Моим напарником стал тот же Николай, который одитировал меня с самого начала. Мы занимались с ним взаимным одитингом по Объективам. И также как и в начале, одитинг производил гнетущее впечатление. Николай прямо во время сессий мог обесценивать меня, резко обрывать, подсказывать мне ответы на вопросы одитинга и комментировать мое состояние. По окончании такой «сессии» действительно чувствуется некоторое облегчение, но оно вряд ли как-то связано с получением достижений в кейсе, а скорее с тем, что наконец-то сессия «одитинга» закончилась!

Несколько позже в одном из откровенных разговоров со мной Кудряшов рассказал мне, что в прошлом он – вор, имевший значительный срок пребывания за решеткой (20 лет провел в тюрьме). Он сказал, что вся эта «хренология» (имея в виду Саентологию) ему по барабану, и что он вообще живет и работает у Галины только потому, что в настоящий момент скрывается от правосудия за транспортировку крупной партии наркотиков, так как если его найдут, то сразу же посадят, «а здесь, под колпаком у Гали, всяко лучше». Вот такие цели и намерения были у моего первого одитора в Свободной зоне.

Гусевы Галина и Сергей прекрасно знали о «подвигах» Николая и продолжали укрывать этого преступника и подельника наркоторговцев. Это притом, что Гусева сама очень гордится тем, что занималась раньше реабилитацией людей от наркотиков.

Как бы то ни было, несмотря ни на что я сохранял свою веру в Саентологию и продолжал искать настоящие достижения. В моменты, когда я начинал сомневаться и подумывать о том, чтобы прекратить все это, Галина мягко говорила со мной, обещала, что достижения придут, надо просто не останавливаться и все будет. Это подталкивало меня продолжать дальше.

После прохождения двух одиторских курсов Галина предложила нам с Николаем стать супервайзерами, для чего надо было пройти соответствующий курс. Мы с Николаем начали курс обучения на супервайзера. Следила за нашим обучением тогда также лично Галина Гусева. Прямо на том же курсе я прочитал инструктивное письмо, в котором ЛРХ указывает, что супервайзер должен всегда присутствовать в классе и не покидать его. Это никак не соответствовало той картине, которая имела место в нашем классе. Студенты просто сидели в комнате, предоставленные самим себе. Перед началом занятий Галина говорила нам, где она будет – во дворе (у Гусевых к дому прилегает участок, на котором они выращивают овощи и т.д.) или в другом месте, и чтобы мы, в случае возникновения вопросов, просто искали ее там.

В то время я несколько раз задавал Галине вопрос: «как так, это же явное нарушение, почему вы не делаете так, как написано у ЛРХ?». В ответ я получил нравоучительное: «Валя, вот если ты ползешь по пустыне, голодный, и вдруг натыкаешься на черствую корочку хлеба, неужели ты не съешь ее?» Смысл был такой, что сейчас у нее нет возможности супервизировать как следует, и пусть лучше будет так, чем никак. Но в моих глазах тогда выглядело так, что Галина просто считала ниже своего достоинства заниматься супервизированием, так как она слишком «продвинутая» и «слишком VIP» для этого, и что у нее есть более важные дела. Она занималась чем угодно, кроме стандартного предоставления курсов. Однако статус VIP и «продвинутого саентолога» почему-то не мешал ей вместо супервизирования копаться в огороде.


Двор и огород

Я не совсем понял тогда, почему нельзя отправить копаться в огороде кого-то другого, и делать все, как написано, но решил, что Галине виднее, тем более, что авторитет у нее среди других членов Свободной зоны был просто заоблачным. Курс я изучил, но не сдал по нему экзамен и не аттестовал его. Но, поскольку другого супервайзера в тот момент в классе не было, а Галине, видимо, хотелось побыстрее снять с себя бремя супервизирования, она сразу сказала: «Валентин, у тебя все получится, иди и супервизируй».

И я пошел и начал супервизировать. К тем нарушениям, которые происходили в классе до этого, добавился еще и я – необученный супервайзер. Одновременно с моей работой супервайзера я продолжал выполнять строительные и хозяйственные работы по дому, а также помогал работать на кухне. Напрасно следуя тогда примеру Галины, теперь уже я сам говорил студентам перед началом занятий, где я буду во время их обучения: например, на кухне или во дворе или в доме на отделочных работах. И что они могут подойти ко мне, если у них возникнут вопросы или они захотят что-то сдать мне. Так это и продолжалось. За прогрессом студентов в классе никто не следил: спали ли они там, общались ли друг с другом или действительно что-то изучали – никто не знает. По окончании курсов Галина часто беседовала со студентами лично, убеждая их в том, что они достигли определенных результатов, и студенты ей верили.


Вечерами после занятий Галина собирала всех в комнате и начинала проводить с нами беседы, которые она сама называла «саентологическими сказками». Во время них она рассказывала о технологии ЛРХ, давая ей свои оценки и сообщая как и что нужно делать правильно, приводила примеры и описывала различные процессы, которые могут происходить. При этом она либо вообще не давала каких-либо ссылок на конкретные письма ЛРХ, либо мельком говорила, что это «есть в письмах». Что, естественно, никто так ни разу и не потрудился проверить, так как, повторюсь, её авторитет в Свободной зоне был просто непререкаемым. Все происходящее целиком подпадало под определение «устная технология» и полностью противоречило письму Сохранение Действенности Саентологии, которое даже здесь, в Свободной зоне, присутствовало в каждом курсовом буклете. О себе Галина говорила, что уже прошла весь Мост, является полностью свободным духовным существом и находится на уровне ОТ48.

Чего не отнять у Галины — так это дара убеждения. Одним из основных видов деятельности организации было предоставление программы Детоксикации. Это же был и основной источник дохода. Если у человека дела на программе шли не очень хорошо, Галина вполне могла просто пообщавшись с этим человеком, убедить его в том, что у него все не просто хорошо, а хорошо настолько, что он даже достиг конечного явления программы! Если человек дольше положенного задерживался на программе, Галина опять же (чтобы не занимал оплаченное место дольше положенного) могла намеками подтолкнуть его к завершению программы.

Для получения услуги Детоксикации к Галине приезжали группы по 15 человек одновременно. Стоимость программы на тот момент составляла порядка 500$. При этом, ни о каких налогах или официальном оформлении этой деятельности речи не шло. Соседям Галина говорила, что к ней просто приезжают друзья «попариться». Из этого вы сами можете сделать вывод об уровне этики «одного из самых продвинутых и этичных ОТ Свободной зоны», как она любила говорить о себе.



Входная дверь.
Проводка наружу, отделка отсутствует

Запомнился мне ещё один любопытный случай: в 2007 году во время проведения электропроводки для обогрева сауны (для программы Детоксикации) Гусева приказала мне установить на проводке переключатель, который переводил бы линию энергоснабжения сауны не через счетчик, а напрямую. На мой вопрос (и не только на мой, это странное решение обескуражило тогда еще несколько человек), Галина невозмутимо ответила: «государство ворует у нас, а мы у него — все честно». Наши с ней представления об этике явно рознились…

И неудивительно, что при таком уровне этики в группе люди задерживались у Галины недолго. Обычно людей хватало на месяц-два, после чего они, сильно разочаровавшись, уходили. Тем, кто оставался, Галина всегда очень просто объясняла эти уходы: «он — вне этики, он нечестный, он плохой». При этом она ни разу не привела ни одного конкретного примера — одни обобщения. Ушел — значит плохой, это был единственный ее ответ. Даже в отношении тех, кто получал у неё услуги.

Но в то время я старался не замечать этого. Я по-прежнему тешил себя надеждой, что вот-вот что-то произойдет, и все поменяется и дела волшебным образом наладятся. Работать я старался хорошо. Галина, видя это, а также видя мою неуверенность в получаемых результатах, старалась удержать меня любыми способами. Она кокетничала со мной, намекая на возможность получения любых благ, лишь бы я оставался у них и продолжал работать.


Гусевы Галина и Сергей

Запомнился один случай, когда в кладовке, — в которую тогда заходили только я и она, — в один из кризисных моментов я обнаружил ящик с пивом, явно адресованный мне. Я понял это, так как до этого получал от Галины соответствующие намеки. Организация «Феникс» занималась реабилитацией бывших наркоманов и алкоголиков, и на её территории действовал строжайший «сухой закон», который был объявлен самой Галиной. Тем не менее, Галина тогда решила, что нарушить свой же закон будет небольшим злом (сразу приходит на ум ее пример с «черствыми корочками в пустыне», который она любила приводить), и она надеялась удержать меня таким образом. Но от пива я тогда отказался.


Особенно стоит сказать об отношении Галины к Церкви Саентологии. Эта тема для Галины была просто как красная тряпка для быка. Стоило об этом завести речь, как Галина менялась в лице и начинала не очень связно увещевать, что Церковь — это чуть ли не худшее место, которое есть на планете Земля и лучше повеситься, но только не ходить туда. Отношение было более чем странное. Тем более что логически связной и обоснованной критики в отношении Церкви я так ни разу и не услышал. Основные обвинения заключались в зарабатывании денег и нарушениях технологии. Но с учетом того, как выглядела деятельность Галины, которую я видел собственными глазами (и даже, к моему сожалению, участвовал в ней под ее руководством), все эти разговоры выглядели неубедительно и больше походили на попытки воришки обвинить в воровстве непричастных людей.

В конце концов, терпению моему пришел конец и я решил уйти. О чем объявил Галине. Одновременно с моим решением уйти произошел еще один показательный случай. Программу Детоксикации как раз заканчивала моя знакомая из Тольятти — девушка по имен Альфия. По словам Альфии, Галина убедила ее, что у той — конечные явления примерно такими словами: «Альфия, ты уже готова, тебе пора отсюда уходить, у тебя все в порядке» и т.п. После чего Альфия подтвердила, что у нее конечные явления, и что она завершила программу. На следующий день Альфия приехала ко мне домой в очень плохом состоянии. Она осталась у меня. Несколько дней она лежала в постели, чувствовала тошноту, головокружение, изнеможение и ощущала себя очень больной. Ей действительно было плохо, и я как мог помогал ей. Альфия сказала мне, что как только оправится, собирается ехать к Галине и предъявлять ей претензии.

Но на этом дело не закончилось: через пару дней Альфия подошла ко мне вся в слезах и рассказала, что Галина позвонила ей по телефону и рассказала, что я на самом деле состою на учете в психоневрологическом диспансере, являюсь алкоголиком и психически ненормальным человеком. Если для моей знакомой это оказалось новостью, то что говорить обо мне! Такого я про себя еще ни разу не слышал даже в шутку. Это окончательно убедило меня в правильности моего решения покинуть группу Галины. Я позвонил Галине, высказал что думаю о ней и попрощался навсегда. Альфия поправилась, но к Галине не поехала, просто сказав: «Господь ее накажет», и уехала домой.

Несмотря на все мои злоключения, мысль все таки докопаться до истины и ощутить на себе воздействие настоящей Саентологии не пропала. Я подумал, что мне надо бы пойти в Церковь Саентологии, но не буду скрывать – это решение далось нелегко. Спустя несколько лет я все-таки пришел. И сейчас я понимаю, что это было правильным решением. Атмосфера в Церкви совершенно иная. Здесь именно то, чего я ждал от Саентологии, когда впервые услышал о ней. Мне помогли с прохождением программы улаживания и с восстановлением моего этического состояния. Теперь я знаю, что мне нужно делать, и чувствую совершенно определенно – я на правильном пути.

Вот такая история. Надеюсь, она послужит предостережением для тех, кто задумывается о Свободной зоне и получении там каких бы то ни было услуг. Как человек, который провел там почти 3 года в качестве непосредственного участника, могу сказать точно – Саентологии в Свободной зоне нет. Есть «саентологические сказки», есть «черствые корочки хлеба», возможно есть неплохая сауна, но только не Саентология.

С уважением,
Заводов Валентин

20 июня 2012 года
г. Москва


© На данной странице представлены личные воспоминания автора истории, защищенные авторским правом. История была любезно предоставлена автором и публикуется с его согласия.


В тексте упоминаются: Гусева Галина, Гусев Сергей, Маневич Лидия

 
Новости

06 июля 2017
Все дальше по пути сквирелинга — Скрипнюк получает диплом психолога
Читать дальше...

02 июня 2017
Мост в Свободной зоне + марихуана — как ОТ48 Александр Шевченко достиг просветления
Читать дальше...

10 мая 2017
«Вам не нужно придумывать причин, чтобы расстаться... Вы можете выбирать разные условия игры (брак, любовники, друзья)... и ещё куча прелестей и вкусностей» — супервайзер Дмитрий Топорков замахнулся на институт брака и семьи.
Читать дальше...

Подписка на рассылку

Для получения обновлений сайта на е-мейл, подпишитесь на рассылку:

E-mail:


Свяжитесь с нами
Если у вас есть важная информация о деятельности членов Свободной Зоны или вам нужна помощь – напишите нам: info@freezonetruth.ru